clio_historia (clio_historia) wrote,
clio_historia
clio_historia

Category:

Штази - «Красное Гестапо»© социалистической Германии.




Спецслужба ГДР считалась одной из самых эффективных в мире, так как проводила блестящие операции за пределами страны, а главное – обеспечивала спокойствие внутри. В народе её называли «красным гестапо». Но сами сотрудники считали себя преемниками другой организации: они называли себя «чекистами».

Именно так - «Der Tschekist». И учились у советских чекистов. Сотрудники Штази держали под колпаком друга друга, свое начальство и почти каждого взрослого гражданина ГДР. За сорок лет работы они сумели не только достичь уровня КГБ и ЦРУ, но в чем-то даже превзойти их.

Но обо всем по порядку.

Штази и КГБ

Штази (сокращение от немецкого Staatssicherheit — гос. безопасность) — Министерство государственной безопасности ГДР — было создано в 1950 г. С самого начала структура задумывалась как «щит и меч» СЕПГ (Социалистической единой партии Германии). Не народа, государства или конституции ГДР, а именно партии, верхушке которой, ЦК Политбюро, Штази и подчинялась, будучи скорее министерством партийной безопасности. Конечно же, почти все сотрудники Штази тоже были членами партии.

Общей целью работы было поддержание господства СЕПГ в стране, и ради этого партия допускала в работе «чекистов» большое разнообразие методов: им восточных немцев обучали дружеские советники из СССР, помогавшие (особенно в первые несколько лет) создавать спецслужбу. Да и сам первый глава Штази, немецкий коммунист В. Цайссер, работал в 1920—1930-е годы на советскую разведку. В 1953 г. в ГДР работало 2200 советников МГБ СССР.

Через несколько лет, когда Штази встала на ноги, их число сократилось до 32. И немецкие товарищи всегда отдавали дань уважением своим русским друзьям: даже охранный полк спецслужбы носил имя Феликса Эдмундовича Дзержинского (основателя ВЧК). В дальнейшем резиденты КГБ СССР всегда присутствовали в ГДР, сотрудничали со Штази и имели при ней свои представительства (в том числе, КГБ следило за советскими туристами в ГДР). В одном из таких представительств работал и В. Путин в 1985 — 1990 гг.

 Штази, в которой у основания в 1950 г. было всего около 2700 сотрудников, быстро крепла и росла. В октябре 1989 г. в спецслужбе работало уже 91 тыс. человек: на 160 граждан приходился один сотрудник. Для сравнения — при Гитлере на одного гестаповца было около 2 тыс. граждан, в СССР на одного сотрудника КГБ приходилось 600 граждан. Таким образом, Штази была самой крупной спецслужбой в мире.

Только около 10 тыс. «штазистов» занималось внешней разведкой и участием в охране границы. Особенно больших успехов служба добилась в разведке в Западной Германии — ФРГ. Там сеть осведомителей и агентов Штази составила на пике 38 тыс. человек: свои люди были и среди политических деятелей, и на западно-германских предприятиях, и в бундесвере. Так, удалось завербовать такую крупную рыбу, как Х. Тидге, главу отдела контрразведки против ГДР в спецслужбе ФРГ. Грандиозного успеха (и большого скандала в ФРГ) добился и агент Штази Гюнтер Гийом. Перейдя на Запад как беженец, за несколько лет работы в СДПГ (Социал-демократическая партия Германии) он сумел внедриться в верхушку политической элиты ФРГ.



В 1972 г. Гийом стал референтом и ближайшим помощником самого канцлера ФРГ Вилли Брандта: штазист имел доступ к секретными документам, переговорам и непосредственно влиял на политику ФРГ в отношении ГДР и СССР. Раскрыть его удалось только в 1974 г. Через несколько лет Гийом вернулся в ГДР как герой.

Контроль над населением

Но большая часть служивших в Штази боролись не с зарубежными противниками, а с «врагами народа» внутри страны. Именно за репрессии в отношении восточных немцев Штази и получила свою репутацию одной из самых зловещих спецслужб в мире. Кстати, рост численности Штази особенно бурным был с 1970-х гг., когда из-за «политики разрядки» в холодной войне усилились контакты с Западом, а поражение социализма в экономическом соревновании с капитализмом за уровень жизни граждан становилось все более очевидным.

В таких условиях борьба с политическим инакомыслием приобрела приоритетное значение, и население насытили агентами. «Чекисты» стали главным инструментом удержания власти СЕПГ. Кроме официальных сотрудников (91 тыс.), на Штази работало примерно вдвое больше так называемых «неофициальных сотрудников»: агентов, осведомителей, стукачей разного уровня.




Хотя бы один сотрудник Штази обязательно был на каждом промышленном предприятии (во всех городках). Им мог оказаться любой рабочий, стоявший за станком и докладывавший «куда следует» о проявлениях оппозиционных настроений. Штазисты присутствовали во всех многоквартирных домах (часто осведомителями становились пенсионеры), в школах (почти все учителя были завербованы), университетах, больницах и других учреждениях.

Вербовали даже официантов и горничных в отелях. Иногда осведомителями оказывались самые неожиданные люди, например, Генрих Финк, профессор теологии и вице-президент берлинского Гумбольдтского университета. Иногда друг за другом шпионили «друзья» и даже члены семей. После падения ГДР выяснилось, что у Штази имелось досье почти на каждого взрослого гражданина страны. «Неважной информации не бывает», — эти слова были популярной в спецслужбе поговоркой. Следили чекисты и друг за другом: даже селить их старались по возможности рядом (например, в Берлине при квартале Штази были свои жилые дома для сотрудников).

Вербовали сотрудников Штази довольно легко: выбирали наиболее лояльных полицейских, членов партии. Многие сотрудничать с «красным гестапо» шли с охотой, искренне веря в дело социализма или ради материальных привилегий. В условиях социалистического дефицита сотрудники имели преимущества — получали квартиры побольше, машины без 15-летних очередей, продукты и промтовары с Запада. Кроме того, они разворовывали и покупали конфискат (отнятые у населения посылки из ФРГ).

Часть конфиската продавалась в квартале Штази в Берлине в магазине только для сотрудников. Другие шли на сотрудничество из страха или из-за шантажа. Большая численность сотрудников давала возможность почти тотальной слежки за народом. Все посылки и письма из-за границы вскрывались Штази. А прослушиванием телефонных линий с ФРГ круглосуточно занимались ок. 2 тыс. штазистов.




О постоянной слежке в ГДР знали все, и во всех слоях общества страх перед Штази был огромен. Поступив в университет, студенты сразу получали предупреждение от старших о том, что как минимум два «шпицеля» (так называли «чекистов») есть в каждой семинарской группе, и они сообщают о «неправильных высказываниях» и, наоборот, о лояльных студентах, которые могут оказаться полезными. Все это вызывало взаимное недоверие и опасение обнаружить в друге сотрудника «фирмы» (для Штази было много наименований, службу называли даже «бандой свиней»).

Один из популярных у немцев анекдотов показывает паранойю общества, вызванную слежкой: «В одном баре мужчина болтает с другими посетителями за стойкой: «Знаешь, в чем разница между этим пивом и партией?» — «Нет, в чем?» — «Пиво жидкое, а партия лишняя» [прим. ред: шутка основана на игре немецких слов «флюссиг» (жидкий) и «юберфлюссиг» (лишний, чрезмерный)] Один из соседей оказывается осведомителем Штази, и шутника арестовывают.

Спустя пару лет его освобождают, и он снова встречается с тем стукачом в баре. Стукач говорит: «Я бы хотел убедиться, что тюрьма заставила тебя пересмотреть свои взгляды и ты стал правильной социалистической личностью. Скажи мне: в чем разница между Эрихом Хонеккером (прим. ред: глава СЕПГ) и козлом?» Мужчина отвечает (испуганно): «Нее-нее, на этот раз я не вижу никакой разницы…»




Штази использовало довольно стандартные методы подавление инакомыслия: аресты и показательные процессы, высылки и заключение диссидентов, пытки узников. За почти 40 лет служба Штази инициировала не менее 60 тыс. политических дел, более 40 тыс. закончились приговорами разной степени тяжести. Иногда немецкие «чекисты» применяли и более изощренные способы уничтожить диссидента (например, если он был известен, и простой арест вызвал бы политические осложнения).

Один из таких способов назывался «разложение». Пока диссидент был на работе, агенты Штази проникали в его квартиру, меняли вещи местами. Например, ставили в непривычные места зажигалки или стаканы. И так повторяли изо дня в день. Конечно, влияли и на положение человека на работе, вплоть до увольнения. В результате несчастный оппозиционер начинал чувствовать, что сходит с ума, теряет свое социальное благополучие, и сходил с политической арены. В ряде случаев «разложенных» вербовали, и они становились осведомителями, стучавшими на свое диссидентское окружение. В нескольких случаях «разложение» заканчивалось суицидом.



Помимо досье, у Штази была и «запахотека» оппозиционеров. В комплексе зданий Штази в Берлине стояли шкафы с тысячами банок, в которых лежали куски ткани: частицы одежды диссидентов или пропитанные их потом пробы. Процесс их сбора хорошо показан в немецком худ. фильме «Жизнь других» (2006): приглашенного на беседу в Штази усаживали на стул, сиденье которого было обтянуто тканью, помещаемой затем в банку. Потом проба могла помочь выследить человека с помощью овчарок. Сегодня эти банки экспонируются в Берлине.

Нельзя сказать, что сотрудники Штази не понимали, что делали не самое благородное дело. Многие потом раскаивались, пытались убедить себя и других, что стали жертвами исторических обстоятельств. Например, глава внешней разведки Маркус Вольф, отдававший приказы о похищении людей и причинении вреда их здоровью, писал, что вынужден задаваться вопросом «о собственной ответственности и собственной вине за столь жалкий конец исполненного надежд начинания за то, что так долго ничего не делалось при столь явственно скверном состоянии дел в нашей стране». Но такого рода понимание обычно приходит слишком поздно. А пока ГДР была цела, в своей работе Штази не останавливалась ни перед чем: сотрудников приучали к беспощадному отношению к «врагам общества».

Возглавлял службу человек с соответствующим уровнем жестокости — Эрих Мильке (руководил Штази с 1957 по 1989 г.), для которого примером был Дзержинский. Бюсты и портреты «железного Феликса» украшали кабинеты Штази. Мильке был убежденным сталинистом и героем СССР (награжден за участие в движении Сопротивлении во Франции во время войны), имел три ордена Ленина, четыре ордена Красного Знамени и другие награды СССР и ГДР. Но начинал он свою политическую карьеру не как герой, а как убийца — Мильке участвовал в убийстве двух немецких полицейских и покушении на жизнь еще одного в 1931 г., на коммунистической демонстрации (ему пришлось бежать из Германии, и вернуться он смог только после войны).



Когда Штази через несколько месяцев после падения берлинской стены в 1989 г. была распущена, Мильке привлекли к ответственности и в 1993 г. (ему было уже 86 лет) осудили за убийство 1931 г. Через два года из-за преклонного возраста Мильке отпустили на свободу досрочно.

И он, как и остальные штазисты, спокойно зажил во враждебной ФРГ.
ссылка




Интересуетесь историей? Милости прошу!


Tags: Федеративная Республика Германия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
Comments for this post were disabled by the author

Recent Posts from This Journal