clio_historia (clio_historia) wrote,
clio_historia
clio_historia

Categories:

Кто и зачем спаивает Россию?



Споры вокруг самой пьющей нации никогда не утихнут, но так уж сложилось, что именно за русскими закрепился образ, почти всегда сопровождающийся бутылкой водки. Нет смысла собирать статистику, которая опровергает утверждение, что русские пьют больше всех на свете, стереотип очень сложно разрушить.

Да и сами русские, порой, гордо рассказывают, как перепили немца, американца или француза, чем только укрепляют уверенность иностранцев в теплых отношениях к алкоголю в России.

А между тем, Россия, пожалуй, единственная страна в мире, где произошел настоящий антиалкогольный бунт, с погромами и жертвами.

Казалось бы, что еще нужно, что бы подтвердить - русские пить не хотят, но их заставляют. Разговоры о принудительном спаивании народа, как правило, носят строго конспирологический характер, однако в нашем случае достает фактов, чтобы утверждать - это правда.

Дружба людей и алкоголя началась за долго до того, как человек научился составлять и фиксировать рецепты напитков.

Причина, по которой наши
предки пристрастились к алкоголю остается загадкой. Одни утверждают, что это связано с отсутствием чистой воды, другие - из-за свойств алкоголя влиять на сознание. Если же говорить о Руси, то, судя по летописям, славяне не испытывали недостатка в питьевой воде, а мед, пиво, квас и другие напитки употреблялись по случаю.

Таковым, например, было крещение, после которого князь Владимир распорядился угощать народ пищей, мёдом и квасом. Впрочем, и мёд и квас совсем не обязательно были хмельными, так что нет никаких оснований утверждать, что их не использовали повседневно. К пьянству это не приводило и в целом, о такой проблеме, как алкоголизм в России знать не знали. Закономерен вопрос, тогда в какой момент пьянство в нашей стране стало набирать обороты?

Веселие Руси есть пити, не можем без того быти
Один из аргументов киевского князи Владимира в пользу принятия православия при крещении Руси в 988 году. Повесть временных лет.


Долгое время на Руси алкогольные напитки (пиво ставленное, мед, ол, сбитни и прочие) варили исключительно для собственного потребления. Однако к XI веку стали появляться первые питейные заведения - корчма или шинок. Здесь пиво или хлебное вино можно было не только приобрести, но и употребить.

Само собой, коммерческая деятельность облагалась налогом и корчмы не были исключением. Доходы эти были не то, чтобы огромными, но зато постоянными, поэтому редкий князь не покушался на питейные доходы. Так, еще в середине X века древляне платили дань мёдом, а в конце XIII века при Мстиславе Даниловиче вообще появился медовый оброк, который время от времени накладывался на жителей тех или иных княжеств
(Иван Прыжов, История кабаков в России, 1868, здесь и далее).

Окончательную монополию в нашей стране
установил Иван III, во всяком случае, это первый известный случай. С 1474 года варка пива и хлебного вина на продажу стали правом исключительно казенных заведений, а корчмы, соответственно, перешли в государеву собственность. Не скажу, что Иван III сделал это исключительно для извлечения прибыли, цели его были благородные, так как вместе с запретом частной продажи алкоголя, тут же был выпущен запрет на употребление хлебного вина и пива в будни.

Традицию трезвости продолжил и Василий III,
выстроив в Москве «наливки», где придаваться пьянству имели право лишь иностранцы и дворня самого князя, а прочие корчмы были закрыты. Впрочем, это касалось лишь домена Василия, в вотчинах знати корчмы продолжали существовать.

Кардинально ситуация переменилась при Иване Грозном. Будучи приверженцем трезвости, он отчаянно боролся с пьянством (в Казани, например, показательно сожгли все корчмы), в частности казнил алкоголиков, вымачивая их в бочке вина.

Однако, с началом опричнины, отношение государя к алкоголю смягчается. Для государевых людей (именно так их называли тогда) были выстроены особые питейные заведения — кабаки (с татарского «постоялый двор»). Здесь служивые могли предаваться пьянству без особых ограничений, а так как деньги за продажу хлебной водки шли на прямую в казну, идея Грозному понравилась. С этого момента по Московской Руси расходятся указания самодержца, корчмы закрывать, а вместо них устраивать кабаки.

В Усолье на посаде держать наместнику кабак, а на кабаке держать на продажу вино, мед и пиво
Книга сошного письма, 1579 год.


С первого взгляда может показаться, что ничего принципиально нового не произошло, однако в отличие от корчмы, в которой можно было перекусить, в кабаках можно было только пить. Количество этих заведений начало расти невероятно быстро, уже к 1588 году, как писал английский дипломат Джаилс Флетчер, в каждом городе было по кабаку.

Популярности заведений способствовал действовавший запрет на варение пива и вина для крестьян и посадских людей, а совместное возлияние алкоголя очень быстро переросло в злоупотребление. К тому же, если раньше в корчме можно было отобедать и обсудить насущные дела во время трапезы, теперь в кабаке беседу могла сопровождать только кружка вина.

Вслед за царскими кабаками Борис Годунов дозволяет возводить
кабаки откупные (в последствии их запрещали, потом разрешали, снова запрещали и наконец разрешили окончательно), а доходы от продажи вина становятся важнейшей статьей поступлений в казну.

Для управления кабаками создается особое учреждение - Новая четь или Четверть, которая при Алексее Михайловиче будет переименована в приказ новой четверти и включена в приказ большой казны. Строительство и снабжение кабаков алкоголем возлагалось на крепостных крестьян, которые, как вы понимаете, затем в них же и должны были пить.

Ситуация довольно забавная, крестьянин строит, затем варит пиво и вино, сдает его в кабак и потом там же его пьет, а доход от всего этого дела через откупщика или напрямую идет в казну. И ладно бы, сколько выпил, столько и заплатил, но за сборы с кабаков так же отвечали крестьяне и городские, то есть винные деньги были повинностью, мужики были обязаны выпить определенное количество алкоголя, чтобы казна получила установленную сумму денег. Отказался - плати.

К каждому кабаку приписали определенное количество дворов и повинность рассчитывалась исходя из количества крестьян. Если случался недобор, то из Москвы прибывали специальные люди, учиняли обыск и наказывали виновных, а если напротив, прибыль росла, то целовальника могли и наградить.



1686 года генваря в 25 день пожалован сим ковшом посадский человек Родион Леонтьев сын Еремин за службу его и за прибор ярославского кружечного двора 1686 года
Надпись на вызолоченном серебряном ковше, хранившемся в Ярославской приходской церкви.


Ко времени воцарения Петра Первого, винные повинности укоренились до такой степени, что никому в голову не могла прийти мысль об абсурдности и вредности подобных сборов, как и в целом монополии на продажу алкоголя. Вопрос лишь стоял о том, кто эти повинности будет собирать и как часто нужно переписывать население, обязанное эти подати платить.

В целом главной заботой государства весь XVIII и первую половину XIX веков относительно кабаков, была борьба с коррупцией. Чиновники разных мастей стремились нажиться на махинциях с откупами и подрядами на поставки алкоголя. Желание государства сохранять прежние сборы, а чиновников и откупщиков наживаться на продаже вина, привело к постепенному росту цены на алкоголь и снижению его качества. Народ, который к этому времени уже был приучен пить много и часто, ответил на рост цен повсеместным подпольным производством и продажей спиртных напитков. Образовались целые банды корчемников, не хуже мафии во времена сухого закона в США.

Конечно, власти начали вести с ними активную борьбу, создав корчемную стражу. Шутка ли, 40% государственного дохода составляли откупы на продажу алкоголя (по результатам торгов 1858-1861 годов, доход почти 128 миллионов рублей), какая может быть конкуренция! И тут случилось то, что, казалось бы, совершенно невозможно. Народ отказался пить.

Об пьянстве нашем что треба говорить! Да ты бы весь широкий свет кругом обошел, нигде бы не нашел такого мерзкого, гнусного и страшного пьянства яко здесь на Руси. А тому причина есть корчемная монополия, или кабаки.
Юрий Крижанич, сербский священник, прибывший в Московскую Русь и сосланный в Сибирь за крамолу.


Первыми бойкот питейным заведениям объявили крестьяне Ковенской губернии. Они сделали это сами, без указки сверху, но тут же были поддержаны местным духовенством и некоторой частью сознательных дворян. Да, в какой-то мере на это решение повлиял рост цен на вино и падение качества отпускаемого в кабаках алкоголя, но тем не менее, главным триггером создания первых обществ трезвости стало осознание того, что людей просто спаивают. Независимо от Ковенской губернии такое же движение возникло в Саратовской губернии, а затем начало разрастаться по всей стране.

Общества установили наказание за употребление алкоголя, создали собственные отряды, следившие за исполнением обета, а если и требовалось выпить (правила не везде были строгими), то употреблялось лишь виноградное вино в ограниченном количестве.

Откуп - право частных лиц собирать налоги за государство. Как правило, размер откупа был в два-три раза ниже, чем размер собираемых податей. Винные откупы получили распространение во времена Екатерины II. С 1781 года вино для откупщиков стала заготовлять казенная палата и в кабаках алкоголь стал продаваться по цене не выше, чем закупочная. Это привело к повсеместным нарушениям - вино нещадно разбавлялось, откупщики подпольно его варили. Попытки изменить систему откупа, предпринимаемые в течение первой половины XIX века, в конечном итоге привели к резкому росту цен на алкоголь.

Для чиновников и откупщиков это явление вызвало некоторое изумление. Винные сборы резко упали, но власти надеялись, что общества трезвости, дело временное и вскоре все вернется на круги своя. Однако, народ продолжал игнорировать кабаки. Не помогло ни снижение цен, ни даже бесплатная раздача алкоголя.

В селе Карамышев Медынского уезда (принадлежало князю Меньшиковы), находясь в отчаянной ситуации, откупщики пишут донос исправнику, тот во временное отделение, те едут в имение и пытаются уговорить мужиков пить (!!!). Виленский откупщик донес министру внутренних дел, чтобы тот повлиял на священников, мол, чего те народ провоцируют к трезвости. Министр вынужден был идти в Священный Синод, но обер-прокурор отказался отменять благословение на воздержание от вина.

Дело дошло до целого министра финансов, который потребовал «существующие приговоры о воздержании от вина уничтожить и впредь не допускать» и это стало последней каплей.



Первое волнение произошло 20 мая 1859 года в Пензенской губернии.

Во время базара в городе Наровчате, протестуя против требований властей пить алкоголь, толпа начала угрожать разбить питейные дома. Полиция успела усмирить особо активных, но лишь распалила народ. В течение последующих трех недель в Пензенской губернии были разграблены и разбиты более 50 кабаков, при чем украденное вино не выпивалось, а сливалось в реки.

Попытки утихомирить мещан встретили сопротивление: в Исе ранили офицера, а в Троицке бунтующие и вовсе напали на воинскую команду. В то же время бунтовать начали и в подмосковье - в Волоколамском уезде крестьяне после ярмарки разграбили три питейных дома. Следом подобные беспорядки начали происходить в Тамбовской, потом в Саратовской, Самарской, Симбирской, Тверской, Оренбургской и Казанской, наконец во Владимирской, Смоленской и Вятской губерниях.

Наибольший размах погромы приобрели в Вольске. 24 июля трёхтысячная толпа разбила там винные выставки на ярмарке. Квартальные надзиратели, полицейские, мобилизовав инвалидные команды и воинов 17-й артиллерийской бригады, не смогли утихомирить толпу. Восставшие разоружили полицию и солдат, выпустили из тюрьмы заключённых. Только через несколько дней прибывшие из Саратова войска навели порядок, арестовав 27 человек (а всего по Вольскому и Хвалынскому уездам в тюрьму бросили 132 человека).

Конечно, власти бунты подавили. Около 250 разрушенных кабаков были восстановлены, при чем на средства самих же крестьян. По итогам антиалкогольных беспорядков, более 11 тысяч человек было сослано и брошено в тюрьмы.

Любопытное наказание постигло солдат. Те из них, кто имел смелость состоять в обществах трезвости, были лишены всех прав состояния, а нижние чины - медалей и нашивок за безпорочную службу, далее «провинившихся», наказали шпицрутенами через 1000 человек, по 5 раз, и сослали на каторгу. Правительство дало судьям неограниченную власть расправы над бунтовщиками, чтобы и прочий люд более не стремился «
к трезвости без официального на то разрешения».

Не смотря на суровое подавление трезвости, правительство все же, решилось на реформу. В 1863 году откупная система была отменена, на её место пришел акциз. Теперь алкоголь мог производить и продавать кто угодно, оплачивая некоторую сумму с каждого ведра. В купе с отменой крепостного права, а значит и обязательных винных податей, напряжение в обществе было снято, но стремление людей к трезвости никуда не делось.



Повторяю, если мы не будем трезвы, то в скором времени будем обезличены и стёрты с лица нашей родной земли. Применение Правительством этой системы взимания налогов с населения через водку, по–моему, есть зло, и на это нам, народным представителям, надо взглянуть строго и рассудительно, не с точки зрения отвлечённых политических прав, а действительной и будничной жизни, и такую систему просить правительство отменить
Михаил Дмитриевич Челышов на своем первом выступление в качестве депутата в Государственной Думе III созыва, 16 ноября 1907 года.


11 декабря 1907 была образована Комиссия Государственной Думы «О мерах борьбы с пьянством», которая уже через 4 года подготовила проект закона об изменении и дополнении некоторых, относящихся к продаже крепких напитков, постановлений. Результатом стал провозглашенный Николаем II сухой закон 1914 года. Формально, на территории Российской империи запрещалось производство и продажа алкогольной продукции, но по факту, ограничения касались только крепкой водки, да и ту можно было продавать в ресторанах.

Слабоалкогольные напитки под запрет не попали, чем и воспользовались многие производители алкоголя, заваливая рынок 1,5% пивом. Впрочем, обходы закона и манипуляции с содержанием спирта не смогли изменить тренда - подушевое употребление алкоголя упало с 4,7 литров в 1913 году до 0,2 литров в 1915 году. Конечно, как и следовало ожидать, склонность к разрыву с реальностью у некоторой части асоциальных личностей, не остановила стремления к саморазрушению и вылилась в рост наркомании, но на фоне общего оздоровления нации, эти господа почти не были видны.



Несмотря на то, что большевики сохранили сухой закон, в 1925 году ограничения были сняты.

28 августа 1925 года ЦИК СССР и СНК СССР издали постановление о возобновлении производства и торговли спиртными напитками в СССР. Государство вновь решило заработать на водке, активно спаивая собственное население.

На пике, во время НЭПа доход с акцизов на алкоголь обеспечивал до 15% поступлений в бюджет, а антиалкогольные компании 30-ых годов проходили на фоне резкого роста производства водки и едва ли не рекордного количества открываемых вино-водочных магазинов (к 40 году их стало едва ли не больше, чем продуктовых).

Впрочем, власти СССР действительно пытались бороться с алкоголизмом, примерно каждые 20 лет устраивая масштабные антиалкогольные кампании. Вы легко определите в какие моменты это происходило просто глянув на даты выпуска фильмов «Самогонщики» и «Афоня». Но не смотря на пропаганду, уровень потребления спиртного в СССР рос постоянно, дойдя до рекордных 10,5 литров спирта в 1984 году.

Ситуация стала столь угрожающей, что правительство решилось на сокращение производства и продажи алкоголя, даже несмотря на потерю огромных доходов. Но, как говорится, поздно пить Боржоми.

Жители страны после столетий активного спаивания, встретили инициативу в штыки. Горбачевский сухой закон был воспринят общественностью, как антинародное деяние. Впрочем, пенять генсеку было за что. В отличие от антиалкогольного движения в середине XIX века, данная инициатива шла сверху, грубо и неумело, как, собственно, почти всё в командно-административной системе СССР.

Граждане ударились в самогоноварение, а доходы пищевой промышленности упали почти в два раза.


Печальным итогом целенаправленного спаивания собственных граждан, стали 18 литров спирта на душу населения к началу нулевых (по данным российской статистики), а дальнейшее снижение обуславливалось изменением структуры потребления - стали меньше пить водки, но больше пива.

Возможно, правы наркологи, утверждающие, что к 2019 году заметно снизилось число алкогольных психозов, но пока в шаговой доступности от моего дома я вижу 4 пивнухи и только один продкутовый, а это значит, что нас продолжают спаивать, просто делают это тоньше.

Доход бюджета РФ от акцизов на алкоголь в 2020 году ожидается в размере 51,675 млрд рублей, что, к примеру, чуть больше бюджета Тамбовской области.

ССЫЛКА




Интересуетесь историей? Милости прошу!


Tags: События и факты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal