clio_historia (clio_historia) wrote,
clio_historia
clio_historia

Categories:

Вынужденная робинзонада весьма далека от литературной романтики.




Человек – существо социальное, поэтому самым страшным наказанием всегда считалась отнюдь не смертная казнь, а лишение общества себе подобных.

В один миг человек лишался самого важного – поддержки или осуждения социума, возможности общения со своими любимыми и близкими людьми.

Но, помимо этого, человек, осужденный на одиночество, оставался один на один с опасностями, на которые, вероятно, раньше и внимания не обращал.



Отложенная смерть

Способ наказания, при котором преступник оставался навсегда в одиночестве, взяли на вооружение моряки. При кажущейся гуманности этот способ проучить нарушителя считался одним из самых жестоких.

Высадка на необитаемый остров или отдаленный от цивилизации берег все же подразумевала, что преступник сможет вернуться в общество. Но благодаря морской специфике такая кара мало чем отличалась от повешения, утопления или протягивания под килем. Дело в том, что моряки особо не церемонились в таких вопросах.

Обычно провинившихся высаживали на первый попавшийся клочок суши. Таковым мог оказаться райский пустынный остров в Тихом океане или едва выступавшая над ледяными волнами в прилив голая скала в Северной Атлантике. Дополнительным бонусом было расположение капитана судна. От него зависело, получит ли преступник запас провизии, оружие и порох. Рассчитывать на благосклонность особо не приходилось. Чаще всего у обреченных на одиночество оказывались в распоряжении Библия и трубка с небольшим количеством табака впрок.

Со временем такой вид наказания даже получил название. Наказание высадкой на безлюдный остров стало называться маронингом, от слова «марон» – беглый раб. Дело в том, что сначала таким образом карали сбежавших невольников. Такой опыт пираты переняли гораздо позднее. Стоит отметить, что маронинг практиковали не только «морские волки», но и военные моряки и даже капитаны гражданских судов.

Высадка человека на необитаемый остров сопровождалась остроумными шутками-прибаутками.

О человеке, брошенном на произвол судьбы на клочке суши, в шутку говорили – «стал губернатором острова». Но будущему владельцу куска земли было, конечно, не до смеха. Было понятно – впереди медленная и мучительная смерть от голода, холода, жажды, хищных зверей или оружия дикарей. Обреченного на одиночество каратели обычно старались поддержать – на острове оставляли пистолет или мушкет с одним-единственным зарядом, чтобы отчаявшийся одиночка мог покончить с собой, когда его жизнь станет совсем невыносимой.

Кто на острове хозяин?

Пребывание современного человека на необитаемом острове едва ли по уровню комфорта можно сравнить с отдыхом в пятизвездочном отеле. Но, нужно отдать должное, при всех опасностях и трудностях, современники, обладающие определенным багажом знаний, смогут преобразовать окружающую среду, поэтому такие «каникулы», скорее всего, не станут смертельными. Несколько сотен лет назад все было иначе. Моряков хоть и называли властелинами океанов, но многие из них не умели даже плавать, а их знаний хватало лишь для того, чтобы выполнять строго определенные обязанности на борту судна. Отчаянные, ловкие, смелые, умные, находчивые – таких на флоте было в те времена совсем немного.

Среди матросов и вовсе преобладали люди малограмотные, многих из которых завербовали или обманом заманили на борт портовые рекрутеры. Шансов на выживание на острове, вдали от трактиров, лавок и прочих благ, у такого «морского волка» было не больше, чем у современного жителя крупного города, выросшего в четырех стенах.

История знает немало случаев, в которых узники необитаемых островов благополучно покидали свои естественные тюрьмы. Самым известным «губернатором острова» в истории стал боцман Александр Селькирк, увековеченный английским романистом восемнадцатого столетия Даниэлем Дефо в образе Робинзона Крузо. Селькирк не был преступником – от него капитан судна «Сэнк пор», лейтенант Стралдинг, избавился из-за его несносного характера.

Нужно не забывать, что моряки при всей своей брутальности были весьма суеверными людьми. Так вот как раз эти струны морской души и задел Александр Селькирк. Боцман надоел всем своими постоянными причитаниями о плохом состоянии судна, которые, по мнению многих моряков, могли запросто накликать беду.

По некоторым данным, Александра никто высаживать на берег и не собирался. Но только до того момента, пока .он сам сгоряча не потребовал сделать это в ходе одного из конфликтов. Капитан не стал уговаривать боцмана одуматься, и вечно недовольного Селькирка высадили на безлюдном острове Мас-а-Тьерра, расположенном в 700 км к западу от побережья Чили. Боцман Селькирк в полной изоляции от общества провел четыре года, после чего был спасен кораблями каперской экспедиции капитана Вудса Роджерса, охотившегося за испанскими судами.

Как оказалось, своим стремлением сойти на берег боцман спас себе жизнь. Его ворчания, которые так раздражали большую часть команды, были не такими уж и беспочвенными. Вскоре после высадки боцмана на необитаемый остров судно «Сэнк пор» затонуло вместе со всем экипажем во время достаточно скромной бури. Так наказание для боцмана Селькирка обернулось спасением. К тому же Селькирк сумел поделиться своими приключениями с Даниэлем Дефо, и мир получил литературное произведение о силе человеческого духа, ставшее впоследствии родоначальником нового жанра о выживании на необжитых территориях – робинзонады.

Капитан на острове

Высаженным на берег первого попавшегося острова мог быть не только рядовой член команды, но и сам капитан. Например, так произошло с известным пиратом Эдвардом Инглэндом. Его, вместе с двумя помощниками, бывшие соратники высадили на остров в Индийском океане. Инглэнд с коллегами даже не думали отчаиваться по этому поводу. Они смогли сами себя спасти.

«Куковали» на острове и ждали у моря погоды они не долго. Пиратская троица соорудила из подручных материалов плот, на котором они и добрались до побережья Мадагаскара.

Капитанская месть страшна и беспощадна. После своего чудесного спасения Эдвард разыскал каждого члена своей команды, некогда взбунтовавшейся против него, и вздернул на рее. Сам Инглэнд умер в нищете и забвении, но зато в старости и в собственной скромной постели.

Иногда ссылка на необитаемый остров была вполне справедливым наказанием. Так произошло с капитаном королевского военно-морского флота Британии Варвиком Лэйком. Он решил покарать одиночеством одного из своих провинившихся матросов Роберта Джеффри и высадил его на необитаемый остров в Карибском море. Наказанный не долго мучился от одиночества его вскоре спасли проплывавшие мимо американские купцы.

Матрос Джеффри был не согласен с вынесенным капитаном Лэйком вердиктом и после своего возвращения в Великобританию решил не оставлять дело так. Он подал на бывшего командира в морской суд. Чиновники Адмиралтейства рассмотрели дело и вынесли сенсационное решение, согласно которому матрос оказался потерпевшим, а капитан Лэйк виновным и с позором был уволен из Королевского флота за бесчеловечность и самоуправство. Этот, случай можно считать скорее исключением из правил – капитан почти всегда был прав и мог распоряжаться судьбой членов команды на свое усмотрение.

Женская доля

Неправильно считать, что маронинг – чисто мужское наказание. Ему подвергались и представительницы прекрасного пола. Наиболее трагичной можно считать историю Маргерит де ля Рок – французской дворянки, жившей в XVI веке. Даме не повезло в том, что она оказалась высаженной совсем не в райский уголок, где лето круглый год. Местом ее обитания стал остров Демонов у побережья сурового острова Ньюфаундленд, в Северной Атлантике.

С Маргерит де ля Рок на дикий пустынный северный остров были высажены ее любовник и служанка. Собственно, из-за порочной связи с пассажиром судна Маргерит и была вынуждена сменить прописку. По другой версии, женщину в адюльтере обвинили безосновательно, а ее родственник де Роберваль, отправляя «неверную» на остров Демонов, коварно потирал руки и распределял наследство.

Судьбе было угодно, чтобы эта женщина сполна испила чашу испытаний – ее спутники один за другим вскоре умерли от болезней. Не удалось выжить и ребенку, которого де ля Рок родила, уже находясь на острове. Сама французская дворянка выжила, что иначе как чудом назвать нельзя. Даме пришлось освоить немало премудростей, начиная от охоты на зверей и заканчивая добыванием огня.

Сказать сколько времени Маргерит провела на острове, нельзя. В биографии женщины говорится, что на острове выживать ей пришлось «несколько лет». Женщина была спасена баскскими китобоями и вернулась во Францию, где стала известна благодаря королеве Наваррской. Одаренная литературным талантом царственная особа описала приключения де ля Рок в своей книге «Гептамерон».

Сейчас остров Демонов называется Больничным и входит в группу островов де-ля-Демуазель. Так названы они были как раз в честь Маргерит. История сильной женщины приносит прибыль предпринимателям и в наши дни. Экскурсоводы без устали водят туристов по лесистому острову, демонстрируя им среду обитания мадам де ля Рок, а также пещеру, где, по непроверенным данным, она коротала дни в ожидании помощи.

ссылка




Интересуетесь историей? Милости прошу!


Tags: Обществоведение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
Comments for this post were disabled by the author

Recent Posts from This Journal