clio_historia (clio_historia) wrote,
clio_historia
clio_historia

Category:

Зенитчики Вермахта против тяжёлых танков «Клим Ворошилов».

Уничтоженное немецкое зенитное орудие и танк КВ



Трагическая история гибели танкистов 124-й танковой бригады полковника А. Г. Родина поставила жирную точку в наступательной операции 42-й и 8-й армий Ленинградского фронта в октябре 1941 года.

Пожалуй, обилие трагических событий на одном, отдельно взятом участке фронта и в очень короткий период Битвы за Ленинград тогда оказалось поистине уникальным.

К сожалению, позже подобная страшная уникальность будет присуща ещё целому ряду мест, где будут идти бои уже при попытках прорыва блокады…



План безрассудной атаки

На данный момент благодаря обилию фотоматериалов стало возможным определить место гибели почти каждого танка бригады. Достаточно хорошо известен и общий ход событий. Поэтому автор решил не переписывать старое, а остановиться на информации, которая стала доступна в последнее время. Сюда относятся советские материалы по планированию операции, а с немецкой стороны наконец-то появились документы зенитчиков, в которых рассказывается о последних часах танков 124-й бригады.

Напомним, что попытка «срезать» Петергофско-Урицкий выступ немцев началась уже в конце сентября 1941 года. Здесь пытались наступать две армии Ленинградского фронта. Общим итогом этих действий, как и четырёх высаженных в помощь наступающим морских десантов, стали чрезвычайно большие потери и отсутствие каких-либо реальных успехов.

После целой череды неудач советское командование решило бросить в бой только что сформированную 124-ю танковую бригаду. С самого начала эта затея была, что называется, жестом отчаяния. 42-я армия буквально истекала кровью у Урицка, и проблему на этом участке фронта было решено устранить самым простым способом: бросить в бой максимальное количество бронетехники.

При этом разработчики плана не учитывали той вещи, что в этой местности даже сама природа становилась союзником врага. Балтийский глинт, берег древнего моря в виде высокого каменистого уступа, тянулся вдоль Петергофского шоссе. Из-за этой геологической особенности двигаться танки могли только по самой дороге, а сворачивать с неё можно было только в населённые пункты.


Фрагмент немецкой карты южного побережья Финского залива


Шансы на успех наступления резко снижались и по ещё одной причине. Войска Ленинградского фронта уже начали испытывать настоящий снарядный голод. Обеспеченность снарядами артиллерии 42-й армии была очень низкой, составляя около одного боекомплекта. Если ещё можно было ожидать какого-то минимального подвоза снарядов калибра 76-мм

и миномётных мин, то снаряды тяжёлой полевой артиллерии превратились в дефицит. Каждое орудие калибром 122 или 152 мм имело лишь по 10–20 снарядов, и к 8 октября значительная их часть была уже израсходована.

Кроме серьёзных проблем с непосредственным сопровождением атаки, это значило ещё и то, что подавить немецкую оборону в Урицке не получится. В этом пригороде Ленинграда хватало каменных построек, а силами ленинградцев в начале войны были заранее подготовлены укрепления. Теперь их занимали немцы. Большая часть их огневых средств была малоуязвима даже для полноценной артиллерийской подготовки.

План ввода танков в бой утром 8 октября выглядел следующим образом. Первой должна была пойти разведка, а за ней – основные силы бригады, состоявшие из танков КВ с посаженным на них десантом пехоты. Поддерживать танкистов должен был мотострелково-пулемётный батальон бригады.

Наступление

Прорыв основной группы танков бригады под командованием командира танкового полка 124-й бригады майора Лукашика утром 8 октября ошеломил противника. У немцев не оказалось средств борьбы с прорвавшимися тяжёлыми танками. Немецкие мины взрывались, но не причиняли видимого вреда тяжелобронированным КВ. Нашим танкистам удалось уничтожить и единственную имевшуюся у немцев 8,8-см зенитку. Непосредственно у неё был убит командир 8-й батареи 36-го дивизиона, который лично наводил орудие в цель (всего из состава этой батареи погибло два человека, ещё один был ранен).

По немецким данным, это 8,8-см зенитное орудие смогло подбить два танка. После его потери основными средствами борьбы с прорвавшимися танками у немцев стали противотанковые мины. Кроме того, по уже окружённым танкам вели огонь и 21-см мортиры. Судьба вырвавшихся вперёд трёх танков разведки оказалась печальной: все эти машины были подбиты. Похожая участь ждала и сопровождавших танки мотострелков, а также высаженный западнее Стрельны морской десант, помощь которому и должны были оказать танки 124-й бригады.

Остановимся подробнее на вопросе использования против советских танков немецких зениток. Известно, что в ходе описываемого боя немцами применялись зенитные орудия 111-го зенитно-артиллерийского полка. Зенитчики полка оставили подробный отчёт о том, как происходил их бой с советскими танками. Судя по упоминающемуся в документе приказу, от зенитчиков требовалось переместить все орудия, не находящиеся на позициях.

Причиной назывался прорыв советских танков вдоль дороги Ленинград-Стрельна. Согласно отчёту, два орудия дивизиона получили приказ передислоцироваться в расположение 58-й пехотной дивизии ещё вечером 7 октября (советское наступление, последствия которого должны были устранять зенитчики, началось только 8-го). Возможно, это ошибка, и офицеров дивизиона подвела память, но именно такая дата стоит в документе. Первое орудие было установлено у восточного выезда из посёлка Ленина, второе — в Ивановке с направлением стрельбы вдоль шоссе.


Фрагмент немецкой карты южного побережья Финского залива


Первые танки появились перед этими орудиями только к вечеру 8 октября. Их было три и они двигались с востока на запад. В 18 часов по московскому времени орудие у Ивановки открыло огонь по этим трём машинам. Первый танк был подожжён выстрелом, второй был повреждён и остановился, а третий, получив попадание, продолжил движение и смог выйти из-под огня. Всего орудие израсходовало 15 бронебойных снарядов. Сразу после этого позиция орудия была накрыта огнём советской артиллерии. В результате этого обстрела один человек из расчёта орудия был ранен.

В ночь на 9 октября в Ивановку прибыла 2-я батарея 111-го зенитно-артиллерийского полка. Всего немцы смогли сосредоточить там до 4 зениток. Днём поступило донесение, что основная масса советских танков находится севернее шоссе, у западного выезда из Ивановки. Немцы при этом прослушивали переговоры майора Лукашика со своим штабом и артиллеристами.

Командир зенитчиков решил оставить три орудия в Ивановке, а одно выдвинуть к западной окраине деревни, чтобы обстрелять шесть танков, находившихся там. Выдвижение немецкой зенитки на новую позицию не осталось незамеченным. При выдвижении тягача с орудием они сразу попали под огонь как танков, так и советской артиллерии. В результате немцы вынуждены был отказаться от своих планов.

Ночью немецкие орудия поменяли позиции. Два орудия 1-й батареи переместились к восточному выезду из посёлка Ленина. Второе орудие 2-й батареи оставалось у Ивановки. Первое и третье орудия батареи перетащили к западной окраине Ивановки.

Неудачный прорыв

Бесцельно пробыв в немецком тылу весь день 9 октября и не получив помощи, танки 124-й танковой бригады получили приказ прорываться обратно. Ранним утром танки пошли на прорыв. С востока к ним пыталась прорваться обеспечивающая их вывод из окружения группа. Шоссе на пути выхода танков из окружения было разрушено немецкими сапёрами.

Вот как последний бой группы танков майора И. Р. Лукашика выглядел с точки зрения немецких зенитчиков.

В 4 ч 50 мин утра 10 октября советские танки начали прорываться по дороге в направлении запад-восток. Немцы насчитали около 12 тяжёлых танков и ещё два танка массой в 35 тонн. Последние кажутся весьма загадочными, и пока не совсем ясно, что же померещилось зенитчикам в утренних сумерках. Огонь по ним могло вести только одно немецкое орудие. Мимо него проехало несколько танков, и один из них был подбит расчётом орудия с очень короткой дистанции. Остальные советские танки открыли по орудию огонь.

Пушка получила прямое попадание в щит, один человек был убит, ещё пятеро ранены. Затем по танкам вели огонь сам командир дивизиона и выживший командир орудия. За час этому расчёту, по немецким данным, удалось подбить семь КВ и два более лёгких танка с расстояния около 150 метров.


Немецкая зенитка у сгоревшего тягача, подбитого одним из танков, и советский танк КВ


Пять прорвавшихся КВ остановились восточнее Ивановки у разрушенного шоссе. Против этих танков использовались орудия 1-й батареи 111-го дивизиона и два орудия 1-й батареи 51-го зенитно-артиллерийского дивизиона. С тыла к этой группе танков подтаскивалось ещё одно орудие из состава 2-й батареи. Казалось, что этому расчёту ничего не угрожало. На шоссе стоял только один горящий танк, а водитель проверил дорогу.

Однако при буксировке орудие и тягач были расстреляны танком с расстояния примерно в 800 метров. Один человек из состава расчёта был убит, восемь ранено. Среди раненых оказался и командир дивизиона. Тягач сгорел, вместе с ним сгорела и зенитка, которую не успели отцепить.

Уцелевшие танки были последовательно расстреляны зенитками 111-го и 51-го дивизионов. Зенитки вели огонь с расстояния около 100 метров. Видимо, связь со своей артиллерией у Лукашика сохранялась и в это время. На позиции немецких зенитчиков обрушился огневой налёт. Танкистов это не спасло, хотя расчётам немецких орудий и пришлось разбегаться по укрытиям. Произошло это не ранее, чем все советские танки были подбиты.

Всего зенитчики потеряли 10 октября 2 человека убитыми и 15 раненными. При этом только 111-й зенитно-артиллерийский дивизион смог уничтожить 12 танков КВ. Ещё два танка, уничтоженные в тот же день, были записаны на счёт 51-го дивизиона.

Общие потери 124-й танковой бригады с 8 по 10 октября составили 83 человека убитыми, 144 раненными и 328 пропавшими без вести. Среди погибших были командир (майор Лукашик) и комиссар танкового полка бригады. Бригада потеряла 20 танков КВ сгоревшими. Три танка, входившие в состав разведки, считались пропавшими без вести. Кроме танков, бригада потеряла два бронеавтомобиля. Из окружения вышло всего 15 человек (видимо, возможность уйти у них появилась как раз благодаря огню нашей артиллерии, который загнал немцев в укрытия).

Из числа танков бригады как минимум один был в скором времени отремонтирован немцами и далее действовал в составе 58-й пехотной дивизии. Скорее всего, эта машина участвовала в боях у Мясного Бора в марте 1942 г.

ссылка




Интересуетесь историей? Милости прошу!


Tags: Вторая мировая война
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 144 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal