clio_historia (clio_historia) wrote,
clio_historia
clio_historia

Category:

Диргемы открывают тайну.



Серебряная дорога

С незапамятных времен во многих местностях вблизи Балтийского моря, а также у берегов великой русской реки Волги находили маленькие круглые кусочки серебра, покрытые витиеватыми значками. Попадались эти серебряные кругляшки, как правило, при пахоте или земляных работах.

Еще в XVII веке ученым удалось установить, что загадочные кусочки серебра — это диргемы, древние монеты арабских халифов. Замысловатые надписи сообщали о том, когда и где, при каком правителе были отчеканены деньги. К некоторым из монет были припаяны ушки. Значит, они когда-то использовались как украшения. Нередко крестьянский плуг натыкался в земле на грубую глиняную посудину, из которой в руки удивленному счастливцу серебряной струйкой текли десятки, а то и сотни диргемов.

Когда, кто и зачем закапывал эти клады вблизи морского берега или на крутых речных откосах?



Ученые-нумизматы долго не могли понять, откуда на севере Европы такое множество арабских монет, чеканенных в VI—-X веках в Багдаде, Самарканде и других городах Малой и Средней Азии? Любопытство ученых возрастало по мере того, как до них доходили все новые и новые известия о кладах. В настоящее время в Восточной и Северной Европе найдено около двух тысяч кладов арабского серебра, содержащих несколько сотен тысяч монет. Цифра астрономическая, а ведь надо помнить, что множество кладов и отдельных монет по тем или иным причинам остались неизвестными ученым. Полагают, что общее число диргемов, найденных в Европе, перевалило за миллион. Есть чему удивляться!

В середине XIX века русский нумизмат П. С. Савельев заинтересовался тайной диргемов и решил связать воедино все известные находки арабского серебра, чтобы выяснить причины, по которым монеты халифов попали в Северную Европу. Составив подробный список обнаруженных кладов, тщательно изучив время чеканки монет, Савельев пришел к заключению, что поток арабского серебра — факт чрезвычайной важности, могущий раскрыть многие, доселе неведомые страницы истории скандинавских и славянских народов.

Если нанести на географическую карту места находок арабских монет, то сразу возникает картина, которая может много рассказать наблюдательному человеку. В расположении кладов обнаруживается определенная система, поддающаяся расшифровке, если, конечно, использовать сведения, разбросанные в различных письменных источниках, привлечь данные археологических исследований. Только комплексное использование всех этих данных позволяет расшифровать тайну кладов арабского серебра.

Савельев многого не знал, особенно не хватало ему данных археологии, которая в то время еще только начала изучение памятников средневековья. Ученый смог определить лишь общие черты тайны, наметить основные пути дальнейшего изучения проблемы.

Исследования Савельева продолжили многие ученые, в распоряжении которых было уже гораздо больше археологических и исторических материалов. Много сил для раскрытия загадок, связанных с арабским серебром, приложил советский ученый, член-корреспондент АН СССР Валентин Лаврентьевич Янин.

Новейшие данные позволяют нарисовать следующую картину.

На территории Западной Европы больше всего кладов обнаружено в Швеции на острове Бьёрке, расположенном на озере Меларен, недалеко от Стокгольма. Здесь в V—X веках стоял важнейший торговый город Скандинавии Бирка, жители которого славились богатством и торговыми связями. Вторая группа кладов найдена на острове Готланде в Балтийском море, который был одним из крупнейших торговых центров средневековой Европы. Здесь найдено более 40 тысяч диргемов. Наконец, двадцать один клад открыт на южном берегу Балтийского моря, на одном из островов в устье Одры, где некогда стоял славянский город Волин.

Далее на восток клады цепочкой тянутся вдоль южного и северного берегов Балтийского моря, как бы обозначая дорогу, по которой проходил путь славянских и скандинавских купцов. Здесь же на землях, где жили предки современных литовцев, латышей, эстонцев и финнов, обнаружены остатки портовых городов, служивших рынками и убежищами для купцов, осмеливавшихся пускаться в плавание по суровой Балтике. Отсюда клады ведут нас еще дальше на восток, туда, где у берегов Ладожского озера, в устье полноводного Волхова, притаилось городище Старая Ладога, древнейшее поселение восточных славян.

Ладога стояла на важном водном пути. Отсюда, поднимаясь вверх по Волхову, можно было попасть на озеро Ильмень, а дальше по системе мелких рек перебраться в верховья Волги. Можно было плыть и другим путем, направив судно на север, по реке Сясь в Онежское озеро, а отсюда по Шексне и Мологе спуститься в Волгу.

Вдоль всех этих рек найдено арабское серебро, показывающее, что здесь в древности действительно проходила оживленная торговая дорога. Клады диргемов, таким образом, приводят нас из портовых городов Северной Европы на великую русскую реку.

Что же, спрашивается, влекло сюда отважных мореходов?

Клады отвечают и на этот вопрос. Они ведут нас к тому месту, где воедино сливаются воды двух могучих рек — Волги и Камы. Здесь некогда находилось сильное, давно уже забытое царство волжских булгар. В VII — X веках Волжская Булгария была высокоразвитым государством. Волжские булгары приняли от арабов мусульманство, и в их городах постоянно жило много арабских купцов, которые вели оживленную торговлю с различными северными народами.

Из Булгарии путь шел далее на юг, вниз по Волге, в низовьях которой лежало другое сильное государство — Хазария. Ее столица Итиль находилась недалеко от современной Астрахани и также была важным торговым центром Восточной Европы. Многие иноземные купцы основали здесь свои фактории и торговые дворы. Был свой двор и у славянских купцов, постоянных посетителей итильского базара.

По Каспийскому морю можно было добраться до иранских портов Абаскуна и Мезендарана, соединенных караванными дорогами с Багдадом, Самаркандом и Хивой.

Вот о чем, оказывается, рассказывают такие непонятные на первый взгляд клады арабского серебра, разбросанные по необъятным просторам Восточной и Северной Европы. Они свидетельствуют о том, что еще задолго до того, как Петр Первый связал каналами Волгу с Ладожским озером и открыл судам дорогу из Петербурга в Астрахань, существовал важный международный торговый Балтийско-Волжский путь, в течение нескольких столетий соединявший народы Европы и Арабского Востока.

Откуда в Китае появился янтарь?

В китайских сочинениях, написанных в VII веке, встречаются рассказы о странном, легком и горючем камне — янтаре, который привозили в Небесную империю купцы из Хорезма. Хорошо были знакомы с янтарем и арабы. Так, в сочинении Абу Юсуфа аль-Кинди, написанном более тысячи лет назад, говорится: «Янтарь — это смола... происходящая от деревьев, растущих в стране славян по берегам одной реки. Вся смола, которая надает с тех деревьев в воду, твердеет и плывет в море. Волны морские выбрасывают ее на берег».

Этот рассказ яснее ясного свидетельствует о том, что арабы познакомились с янтарем у славян. Из славянских земель янтарь попадал на рынки Хорезма и отсюда по знаменитому «шелковому пути» в Китай.

Хорошо известно, что основные залежи янтаря находятся на песчаных пляжах Балтийского моря. До сего времени здесь добывается этот ценный и красивый «камень». Особенно много янтаря было в землях балтийских славян, живших между Одрой и Лабой. С незапамятных времен он считался одним из ценнейших товаров. В погоне за «волшебным камнем» к берегам Балтийского моря пробирались предприимчивые финикийские купцы, сюда же стремились хитроумные сородичи Геродота. Янтарь приносили в своих сумках суровые легионеры Рима, возвращавшиеся из походов против германцев и венедов. Высоко ценили янтарь и арабские купцы, отлично понимавшие, на чем можно хорошо заработать.

На рынки Хорезма, а отсюда в Китай янтарь мог попасть только одним путем: его привозили с балтийского побережья славянские купцы.

Кроме янтаря у славян можно было покупать и многие другие ценные товары: рыбу, мед, породистых лошадей, клинки, меха.

В обмен на это славянские купцы прежде всего брали диргемы, а также драгоценные ткани и изделия восточного ремесла. Однако больше всего их интересовало серебро. Это неоднократно отмечается арабскими авторами. Аль-Гардизи, например, записал в своем географическом труде: «Купцы те диргемы отдают русам и славянам, так как те люди не продают товары иначе как за чеканенные диргемы».

Возникает вопрос: для чего нужны были славянам арабские монеты? Что они с ними делали? Ведь не для того же они обменивали на них свои товары, чтобы потом закопать в землю?!

Это обстоятельство долгое время было загадкой для ученых. Только после того, как археологами были найдены формочки для отливки серебряных украшений и сами украшения, отлитые славянскими и скандинавскими мастерами, стало ясно, что получаемые от арабов монеты использовались в качестве сырья для ювелирного ремесла. Ведь в Восточной и Северной Европе в те времена серебро не добывалось.

Но это все-таки не объясняет, почему возникли многочисленные клады. Кроме того, было непонятным и еще одно обстоятельство. Часто в кладах вместе с целыми монетами встречались и разрезанные на мелкие кусочки — «резаны», как называют их русские археологи. Однако удалось наконец решить и эту трудную задачу.

Известно, что монеты собственного чекана появились у североевропейских народов сравнительно поздно. На Руси, например, первая попытка чеканить рубли была сделана только в начале XI века и не имела большого успеха. А торговля развивалась, и деньги были необходимы.

Чем же расплачивались на рынках восточнославянских городов?

Оказывается, арабским серебром.

Диргемы стали не только сырьем для ремесленников, но и денежной единицей, имевшей широкое распространение. «Резаны» же заменяли собой мелкую монету, которой расплачивались в тех случаях, когда вещь стоила дешевле целого диргема.

О чем рассказывают арабские географы

От древних арабов сохранилась значительная литература — проза и стихи, научные трактаты по математике и исторические сочинения, справочники по медицине и многое другое. Большое место в арабской литературе занимают различные сочинения по географии и этнографии.

Такое пристрастие к географическим знаниям объясняется очень просто. Арабы были торговцами. В погоне за товарами они проникали в самые отдаленные уголки мира. Возвращаясь домой, многие из них брались за перо и составляли интереснейшие записки о тех странах и народах, которые им удалось повидать. Благодаря этим писателям-купцам до нас дошли любопытнейшие сведения о самых различных народах древности.

Известный советский ученый-арабист академик Игнатий Юлианович Крачковский в своем замечательном труде «Арабская географическая литература» пишет: «Арабскими странами кругозор географической литературы не исчерпывается; она доставляет первостепенные данные по всем областям, до которых доходили арабы или о которых у них были сведения, причем часто в таком разнообразии, как о тех районах, в которых они жили. Иногда для отдельных стран за некоторые периоды их истории арабская географическая литература является или единственным, или важнейшим источником».

Много сведений сохранилось в записях арабских географов и о народах Северной Европы, в том числе о западных и восточных славянах. В начале X века между волжскими булгарами и халифатом установились тесные отношения. В 921 году халиф отправил на Волгу посольство во главе с Сусаном аль-Расси. Одним из членов посольства был опытный правовед Ахмед ибн-Фадлан. Он вел подробные записи, отмечая все, что, с его точки зрения, заслуживало внимания. В городах Булгарии любознательному чиновнику повстречались и славянские купцы. Ибн-Фадлан рассказывает, что славяне высоки ростом, светловолосы. Они носят плащи и никогда не расстаются с оружием. Все тело славяне покрывали татуировкой, изображениями различных зверей, деревьев и т. п. Славянские женщины носили на шее золотые и серебряные цепочки.

Прибыв в Булгарское царство, рассказывает ибн-Фадлан, славяне строили на берегу большие деревянные дома, в каждом из которых размещалось по 10—20 человек. После этого они шли молиться своим богам: деревянным истуканам с человеческими лицами. Славяне приносили идолам в дар хлеб, мясо, молоко и другие продукты. Распростершись ниц, говорили: «О владыка, я пришел издалека, со мной столько-то девушек и столько-то шкур соболей. Этот дар я принес тебе. Я хочу, чтобы ты послал мне купца с динарами и диргемами, который купил бы у меня все, что я желаю».

Когда кто-либо из славян заболевал, для него разбивали отдельную палатку, давали запас пищи и оставляли одного. Если больной выздоравливал, он возвращался к своим, если же умирал, его торжественно сжигали.

Другой арабский географ, Абу Зайд ибн-Сахл аль-Балхи, живший в конце IX века в Средней Азии, в своей книге «Виды стран» пишет: «Русы состоят из трех племен, из которых одно ближе к Булгару, а царь его живет в городе под названием Куяба. Другое племя, живущее дальше первого, называется Славия. Еще племя называется Артания, а царь его живет в Арте. Люди отправляются торговать в Куябу; что же касается Арты, то мы не припоминаем, чтобы кто-нибудь из иностранцев бывал там».

Это сообщение долгое время вызывало ожесточенные споры. Что имел в виду арабский географ, рассказывая о трех центрах славян? Большинство ученых полагало, что речь идет о Восточной Европе. Думали, что Куяб — это Киев, Славия — новгородская земля, ну а Артания... С ней разобраться было труднее, и поэтому ее произвольно передвигали по всей Восточно-Европейской равнине.

Однако, судя по всему, в книге «Виды стран» речь шла не о восточнославянских, а о западнославянских племенах. Так, под Куябом можно, вероятно, понимать современную Куявию, часть северо-западной территории Польши. Славия действительно существовала в средние века под таким названием также на территории Польши. Что же касается загадочной Артании, то скорее всего это Аркона, языческий центр западных славян на острове Руяне в Балтийском море.

К берегам Кавказа и Ирана

Волга далеко не всегда была дорогой мира и торговли. В те времена, о которых идет речь, часто, даже слишком часто, мирный купец откладывал в сторону безмен и, схватив оружие, превращался в отважного воина, а то и в беспощадного разбойника. С ужасом смотрели жители редких приволжских городов, как на речной глади появлялись десятки или даже сотни остроносых ладей. Зло щерили зубастые пасти драконы, украшавшие носы ладей, блестели под лучами солнца развешанные вдоль бортов боевые щиты, рябило в глазах от пестрых парусов и разноцветных значков, звенело в ушах от пронзительного рева рогов и волынок.

Разграбив булгарские селения, опустошив хазарские становища, славянские дружины устремлялись вниз по Волге, туда, где сквозь марево знойного Каспия маячили прекрасными видениями богатые города Азербайджана и Ирана.

Здесь было чем поживиться!

Русы были постоянным кошмаром для жителей прибрежных городов. Напряженно всматривались с высоты крепостных башен стражники: не появятся ли вдали паруса славянского флота?

Уже в 880 году славяне совершили нападение на иранский город Абесгун, и с этого времени они все чаще и чаще стали появляться на Каспийском море. Однажды громадный флот русов, состоящий, по словам Масуди, из 500 кораблей, спустился по Волге и начал нападать на прибрежные поселения.

Разгромив побережье, славяне прочно обосновались на островах в Бакинской бухте. Попытки мусульман выбить их отсюда закончились полной неудачей, арабский флот был разбит. Однако в конце концов удача отвернулась от славян. При возвращении домой они были в устье Волги разбиты хазарами. Мало кто уцелел в этом сражении.

После этой неудачи славяне более тридцати лет не показывались на Каспийском море. И все же боевые ладьи вновь стали бороздить воды Каспия. В 943 году славяне появились в устье Куры. Здесь их встретили отряды наместника края, однако не прошло и часа, как мусульмане были обращены в бегство. Русы вступили в столицу края — Бердаа. Вскоре к городу подошли новые арабские войска. Долго и ожесточенно шли сражения под стенами Бердаа. Несмотря на всю свою храбрость и опытность в военном деле, русы не могли противостоять превосходящим силам арабов и были вынуждены отступить.

Славяне не только нападали на жителей прикаспийских стран, но и принимали участие в политической жизни этих народов. Особенно тесные связи существовали между ними и племенами, обитавшими на территории современного Дагестана. Гвардия из отборных славянских воинов окружала местных правителей. Неоднократно русы помогали дагестанцам отстаивать свою свободу от арабских и хазарских завоевателей. На долгие годы здесь сохранилась память о далеких северных пришельцах. Еще в прошлом веке среди аварцев жила легенда о том, что они якобы ведут свое происхождение от русов.

Вот о скольких важных и интересных событиях, оказывается, могут рассказать маленькие кусочки серебра, на которые обычно почти не обращают внимания посетители музеев.

В. Вилинбахов



"На суше и на море", 1969 год.




Интересуетесь историей? Милости прошу!


Tags: «На суше и на море»©, Нумизматика и Бонистика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal